Разумеется, рыбаки этого не хотят.

Разумеется, рыбаки этого не хотят.

Сними обувь твою - Этель Лилиан Войнич

Разумеется, рыбаки этого не хотят. Поэтому, что­бы заставить их посещать богослужения, она пустила в ход некоторые поблажки и всякого рода принужде­ние. - Фанни об том знает? - В том-то и дело. Она узна­ла об этом, когда приехала туда в прошлом месяце, и немедленно написала леди Маунтстюарт, обещая ей «оказать влияние» на арендаторов, очевидно имея в виду свое положение жены их нового лендлорда, кото­рому они не в состоянии платить. - Чтобы втереться к леди Маунтстюарт? - Да. И рыбакам это очень не нра­вится. А они только-только начали относиться ко мне с доверием. - Уолтер, не позволяй ей губить твою жизнь. Рано или поздно тебе все равно придется ее оставить. Он отвернулся. - Моя жизнь уже погублена, Би. А у нее никого нет, кроме меня. Предположим, я оставлю ее, а она тоже. На его лице появилось прежнее страдаль­ческое выражение. Беатриса молча вышла из комна­ты и позвала Глэдис. - Хочешь пойти поиграть с дя­дей Уолтером? Одной Глэдис удавалось рассеять его черную тоску. Он страстно любил детей, и маленькая крестница, которую он видел раз в год, сильнее все­го привязывала его к жизни. Если бы у него были соб­ственные дети, подумала Беатриса, это могло бы спа­сти его.

Право же, в жестокости судьбы есть некоторая утон­ченность. Он с радостью отдал бы оба глаза за возмож­ность иметь ребенка - и осужден на бездетность; она содрогалась при одной мысли о материнстве - и у нее четверо детей. которых она не осмеливается любить. О Бобби, Бобби. Нет ничего хуже любимчиков в се­мье: брат завидует брату, ревность и ненависть отра­вляют детские души. Если ты не можешь любить всех своих детей одинаково, то не люби ни одного из них и заботься о них всех просто из чувства долга. Пусть никто из детей не догадается, как сжимается ее серд­це, когда она глядит на Бобби. Она ответственна за остальных: она произвела их на свет. И конечно нельзя изо дня в день видеть ребенка и не полюбить его. Но если она потеряет Бобби, она умрет. Нет, дети не до­гадывались, что она относится к ним неодинаково. С их отцом дело обстояло по-другому: достаточно было провести в его обществе неделю, чтобы безошибоч­но сказать, что Глэдис - его любимица. К счастью, это не приводило ни к каким дурным последствиям. Бла­годаря своему вдвойне привилегированному положе­нию младшей в семье и единственной девочки Глэдис обладала особыми правами, и все три мальчика, каза­лось, всегда принимали это как должное, не чувствуя ни малейшей ревности или зависти. Они и сами всяче­ски баловали сестренку и гордились ее умом и красо­той так, словно она была породистым щенком. Кроме того, они нередко извлекали пользу из окружавшей ее всеобщей любви. Напроказив, они всегда прибегали к ее помощи, и она заступалась за них перед отцом, или перед кучером, или перед миссис Джонс, или еще пе­ред кем-нибудь, кто на них сердился. С самого начала она стала принцессой этого мирка.

Этель Лилиан Войнич: Сними обувь твою. Часть 1.

Последние новости

21.09.2013
К сожалению, или как раз наоборот, сабо, босоножки и вьетнамки забыты теперь до следующего лета. Нас ждет сначала ненастная осень, а потом морозная зима. Каковы же модные...
05.09.2013
Как сообщает печатное издание The Times of India, исследователи Канзасского Университета пришли к ряду любопытных умозаключений. Как показывают результаты их проекта, фасон,...
 -->